Member
Андрон, 40 лет. Он - "не здесь", и это хорошо заметно по его жестам, мимике, взгляду, бровь рассечена, синяки.
Блаженство на его лице сменяется отвращением, испуг радостью. Он оторвал пуговицу на рубашке бдительного милиционера, который потребовал предъявить документы в связи с объявленной чрезвычайной обстановкой.
- Она стояла на остановке и улыбалась мне... Такая нежная и беззащитная... Этим душным вечером она была совсем без одежды... Стояла на остановке и улыбалась мне... Нежная и беззащитная... Я решил отдать ей свою рубашку... Много охальников вокруг ходит... Глазеют... А она улыбается мне... И стоит здесь тоже ради меня... Я знаю это... Я хорошо знаю женщин... Она протянула мне руку... И улыбалась... Ее тело... Она тянулась ко мне... Такая беззащитная...
Не знаю, что от меня хотели они... Наверное, чтоб я ушел и оставил ее им... Но нет... Я закрыл ее собой... Я снял рубашку, чтобы ее одела она... Нежная... А они глазеют... Нельзя... Я стал отпихивать их... Я кричал, чтоб они не смотрели на нее... А она стояла и улыбалась мне... А они все смотрели... А больше я ничего не помню... И вот волнуюсь я... Успела ли она убежать? Такая нежная и беззащитная... Или стояла и улыбалась мне?